Сергей Худиев (sergeyhudiev) wrote,
Сергей Худиев
sergeyhudiev

Category:

Про "сумму счастья"

Сингеровский пассаж про убийство ребенка, больного гемофилией, которое приведет к увеличению “общей суммы счастья” наводит на мысли о том, что те, кто принимают это за серьезное рассуждение, просто понятия не имеют, что такое счастье, и путают его с чем-то другим. (When the death of a disabled infant will lead to the birth of another infant with better prospects of a happy life, the total amount of happiness will be greater if the disabled infant is killed. ) Там речь идет о том, что если родится ребенок, больной гемофилией (который может, в современных условиях, жить долго и счастливо, но, по видимому, будет лишен некоторых возможностей здорового человека), то его можно убить, чтобы использовать ресурсы на то, чтобы родить и воспитать вместо него другого, здорового ребенка, который, предположительно, будет счастливее, и, таким образом, “общая сумма счастья” увеличится.

Сама постановка вопроса представляется мне бессмысленной по ряду причин.

 

“Общая сумма счастья” - это абстракция; на свете нет ни одного живого существа, которое бы эту сумму переживало. Эта сумма не более реальна, чем счастье грядущих поколений при коммунизме. Счастье (как и несчастье) могут переживать отдельные люди и семьи. Если я украл Ваш бумажник и ощутил острый приступ счастья от своей ловкости и расширившихся финансовых возможностей,  глупо спрашивать, перевешивает ли это мое счастье Ваше огорчение от пропажи бумажника, и полагать, что если перевешивает - и, таким образом, общая сумма счастья увеличивается, кража полностью этична. Какое бы ликование, восторг, экстаз и неземное блаженство я бы не испытывал бы от кражи Вашего бумажника, я все равно не должен так поступать. Ваше огорчение никак не уравновешивается моим восторгом - и говорить о том, что в сумме у нас все-таки выходит плюс и увеличение общей суммы счастья есть полная бессмыслица. Переживания людей не суммируются - они уникальны. Можно (с осторожностью) говорить например, об “общей сумме доходов”, но и тут возникает масса оговорок если Вы получаете 15 тысяч, а я - миллион, делает нашу общую сумму совсем неплохой, но Вы-то лично от этого не перестаете быть бедняком.

Более того, если мы приступим к утилитаристу со стулом Панюшкина, револьвером Честертона или другим орудием правды и объясним ему, что ужас, боль, и, в конечном итоге, смерть, которые он сейчас переживет, уравновесятся счастьем других людей - конкурентов, завистников, производителей ветчины, грядущих поколений, etc., etc, он отклонит это соображение на том очевидном основании, что у него-то жизнь одна, уникальная, и поскольку она существует в единственном экземпляре, ничто не могло бы уравновесить ее потери.

Тогда мы обратим внимание на то, что жизнь младенца, страдающего гемофилией, тоже является уникальной, и рождение другого, здорового младенца, никак не уравновесит ее потери - точно также, как тот аргумент “бабы нарожают новых утилитаристов, более счастливых, и через это сумма счастья увеличится” будет звучать неубедительно для него самого.  Хотя мы можем быть уверены, что наверняка найдется достаточное количество женщин, которые откажутся делать аборт, даже зная, что в утробе их подрастает будущий утилитарист. Утилитаризм (в сингеровской редакции, во всяком случае) игнорирует не только отличие людей от животных, но и отличие людей друг от друга, их личную уникальность, и, таким образом, построен на упорном игнорировании всем очевидной реальности.  (Неочевидной? Где у нас стул Панюшкина?)

Поскольку каждый человек уникален, и проходит уникальный жизненный путь, жизни людей не взаимозаменяемы, и оправдывать убийство одного человека тем, что оно открывает возможности появления другого, более счастливого, есть полная бессмыслица.  

Кроме того, все рассуждение построено на том, что человек, страдающий гемофилией, заведомо менее счастлив, чем не страдающий. Основательность этого суждения также сомнительна. Представим себе всяческого любимца фортуны и баловня судьбы, красивого, здорового, богатого, знаменитого; путь он занимается увлекательной, творческой работой; путь он получает общее признание; пусть он путешествует по миру и наслаждается всем, что только можно купить за деньги или обрести, как плод славы. Представим себе человека, страдающего даже не гемофилией, а синдромом Дауна, живущего в небогатой семье. Кто из них более счастлив? Учитывая то обстоятельство, что счастливец, о котором идет речь, Александр Маккуин, повесился, а актеры, скажем, “Театра Простодушных”  - нет, ответ оказывается совсем не таким, какой предполагает Сингер. Счастье зависит от поведения людей, и, таким образом, практически непредсказуемо.

 

Все это делает построения Сингера бессмысленными, как сказал поэт, “нить убийства ведет лабиринтами гнили”. То, что неции почитают его влиятельным интеллектуалом - ну, значит есть люди, на которых он влияет.

 

Tags: атеизм
Subscribe

  • The Magic of Reality

    1kle перевел статью Джона Леннокса по поводу новой книжки Докинза – Magic of Reality. Саму книжку я только что дочитал (дослушал, вернее,…

  • Хорошо сформулировал

    I show how naturalism, the view that everything is matter and nothing more, is sufficient to explain everything we observe in the universe from the…

  • О бессмысленных речах

    Воздаяние, как моральный принцип, несовместим с научным взглядом на человеческое поведение. Как ученые, мы полагаем, что человеческий мозг, хотя он…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 54 comments

  • The Magic of Reality

    1kle перевел статью Джона Леннокса по поводу новой книжки Докинза – Magic of Reality. Саму книжку я только что дочитал (дослушал, вернее,…

  • Хорошо сформулировал

    I show how naturalism, the view that everything is matter and nothing more, is sufficient to explain everything we observe in the universe from the…

  • О бессмысленных речах

    Воздаяние, как моральный принцип, несовместим с научным взглядом на человеческое поведение. Как ученые, мы полагаем, что человеческий мозг, хотя он…