Сергей Худиев (sergeyhudiev) wrote,
Сергей Худиев
sergeyhudiev

Category:

Теология и права человека

В дискуссии у Максима Соколова один из участников заметил, что вопрос о правах и свободах личности есть чисто земной, а не теологический. Я так не думаю; поскольку этот вопрос перодически возникает, рассмотрю его здесь.

Разговор о правах в чисто юридической плоскости - имеет ли гражданин Х по закону право на У - действительно не носит теологического характера. Но когда говорят о "неотъемлемых правах человека" выходят далеко за юридические рамки; если закон не соответствует правам человека (или тому, как их понимает автор), закон требуется пересмотреть - т.е. неотъемлемые права человека рассматривают как нечто первичное и более авторитетное по отношению к закону.
Таким образом предполагается некое представления о нравственном и справедливом, не всегда совпадающее с законом, но более авторитетное, чем закон - настолько, что сам закон следует пересматривать в соответствии с этими представленими. В этом случае вопрос - а на чем основаны сами эти представления - неизбежен; а это вопрос мировоззренческий, более того, теологический. Это вопрос о Высшем Законодателе, стоящем над всеми иными законодателями.
Само провозглашение неотъемлемых прав есть провозглашение неотменимых обязательств.
У меня часто складывается впечатление, что люди рассматривают свои права как нечто, во-первых, само собой разумеющееся, во-вторых, не предполагающее ограничений и обязанностей. Указание на какие-либо ограничения и обязанности рассматривается, напротив, как "ущемление прав".
Однако права являются обязанностями, а свобода является ограничениями - смотря по тому, смотрите ли Вы на одно и то же с Вашей точки зрения или с точки зрения соседа. Ваше право на жизнь и на собственность есть возложенное на соседа обязательство на Вашу жизнь и имущество ни прямо, ни косвенно не покушаться. Ваша свобода слова означает не только то, что Вы можете говорить что хотите - как я уже писал об этом, она означает, что другим - государству или частным лицам - запрещено подвергнуть Вас за это репрессиям. В самых тиранических обществах у людей была возможность высказать все, что они думают - а у властей была возможность подвергнуть их за это истязаниям и казни. Права и свободы - это не столько то, что Вам позволено делать, сколько то, что с Вами делать запрещено.
А это неизбежно вызывает вопрос - кто имеет власть запрещать?
То, что у Вас есть неотъемлемые права, означает, что у меня есть по отношению к Вам неотменимые обязанности. Кто имеет неотьемлемую, неоспоримую и неотменимую власть эти обязанности налагать? Это не думы, парламенты или иные законодательные собрания - на них самих налагается обязанность в своем законотворчестве исходить из неотъемлемых прав. Кроме того, если бы источником прав было государство, было бы невозможно говорить об их неотъемлемости. Государствам случалось права отнимать, и если мы не ставим над государством некого Высшего Законодателя, само понятие неотъелемости теряет смысл. Государство дало, государство и взяло - кто же оспорит его, государства, полномочия, если над государством никого нет?
Мне довольно часто доводится беседовать с неверующими (часто решительно, воинственно неверующими) людьми. Они решительно настаивают на своих правах, и тогда я всегда ставлю вопрос - почему Вы думаете, что у меня есть моральные обязательства уважать Ваши права? Я не сомневаюсь в наличии неотъемлемых прав - но я-то верю в Высшего Законодателя; например, раз Он дал заповедь "не убий" у всех есть обязательство воздерживаться от нанесения побоев - или иного явного вреда здоровью и жизни других людей, хотя бы им лично и неприятных.
Но допустим, я разделил позицию моих оппонентов, они меня убедили - Бога то ли вообще нет, то ли Он не имеет власти налагать моральные обязательства. Тогда кто может налагать те неотменимые обязательства, которые неизбежны при всяком разговоре о "неотъемлемых правах"?
Люди? Больше ведь некому. Но с чего бы это вдруг я должен признать за ними такие полномочия? И за какой именно группой людей я должен такие полномочия признавать?
Поэтому мы неизбежно приходим к вопросу - кто есть тот Высший Законодатель, который наделяет неотъемлемыми правами, и, соотвественно, налагает неотменимые обязательства?
Tags: права человека
Subscribe

  • Преамбула конституции Ирландии

    In the Name of the Most Holy Trinity, from Whom is all authority and to Whom, as our final end, all actions both of men and States must be referred,…

  • (no subject)

    В четверг, 30 мая, все крупные магазины, развлекательные заведения и государственные учреждения в Польше будут закрыты. В соседней республике в этот…

  • Во где слияние с режимом-то.

    ВЕНА. Австрийским антиклерикалам не удалось инициировать в парламенте дебаты с целью введения нового законодательства по отмене привилегий,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 68 comments

  • Преамбула конституции Ирландии

    In the Name of the Most Holy Trinity, from Whom is all authority and to Whom, as our final end, all actions both of men and States must be referred,…

  • (no subject)

    В четверг, 30 мая, все крупные магазины, развлекательные заведения и государственные учреждения в Польше будут закрыты. В соседней республике в этот…

  • Во где слияние с режимом-то.

    ВЕНА. Австрийским антиклерикалам не удалось инициировать в парламенте дебаты с целью введения нового законодательства по отмене привилегий,…