June 23rd, 2014

(no subject)

Подумал про феномен восточноевропейского западничества. Я вот читаю блоги американцев (которые born in the USA, англоязычных), и их прессу, у них вера в превосходство американских принципов отлично сочетается с резкой критикой своего правительства, нынешние и прошлые действия которого могут громко объявляться глупыми, вредными или прямо преступными. Время от времени читаю посты и статьи на тему "Америка, ты одурела", констатирующие неправильные, с точки зрения пишущих, тенденции в культуре и нравах - контроль над оружием, например, и тому подобное. Некоторые пишут, что  поведение властей их страны в том или ином случае - это freaking shame (русский аналог понятен, приводить не буду)  Наши (и вообще восточноевропейские) западники полагают необходимым безоговорочно одобрять действия госдепа как исполненные небесной доброты и мудрости. Разделение за западные принципы/против конкретных действий западных правительств, само собой разумеющееся для натуральных британцев или американцев, в про-западном восприятии отсутствует - я не встречал, по крайней мере. Возможно, это как раз проявление того, что натуральные западники чувствуют себя внутри, видят за собой право голоса, а восточноевропейские - робко стоят у двери и мучительно хотят понравиться.

(no subject)

Мой богатый сосед может быть прекрасным человеком, но если я захочу переехать с семьей к нему в его прекрасный европейский дом, чтобы жить, в значительной мере, за его счет, он деликатно обьяснит мне, что это невозможно. Если я устрою немалую ссору и драку под лозунгом переезда к соседу и совершенно разорю свою скромную комнату в коммуналке, это ничуть не увеличит мои перспективы переехать к богатому соседу. Если я внушу себе, что это мои старые соседи по коммуналке, известные мерзавцы и уроды, не пускают меня переехать к богатому соседу, это может меня утешить - но это никак не расположит соседа принять меня у него в доме. У него там своя семья, он много кому помог, а помогать всем желающим не может, не ударив по благосостоянию его семьи, которая ему, понятно, дороже.